$ 73.28
€ 86.63
Аукцион допетровских монет
НОВОСТИ
П.А. Шевченко

О возможности чеканки монет в пользу Иерусалимского Святогробского Православного братства при Иване III

Ряд монет Ивана III содержит загадки в виде слов, букв и буквосочетаний, по которым у исследователей нет однозначной версии прочтения и принадлежности. Это деньги с надписями «ДОКОВОВОНОВОВОdОZОPM», «ORnISToTELES», «МАСТЕР АЛЕКСАНДРО», монеты с монограммой из букв Т и Ф, а также множество лицевых штемпелей денег с буквами под изображениями всадников.

Причины, из-за которых в этом ряду находятся, казалось бы, расшифрованные и определенные по месту чеканки монеты с монограммой из букв Т и Ф, и будут изложены в этой статье.

Наиболее подробным исследованием монет Ивана III в настоящее время является книга-каталог В.В. Зайцева (1).

Все деньги, чеканившееся на московском денежном дворе со второй половины 80-х гг. 15 в. по начало 30-х гг. 16 в. тесно связаны между собой благодаря различным вариантам сочетания штемпелей лицевой и оборотной сторон. Другие серебряные монеты этого времени имеют поштемпельные связи с деньгами, на оборотной стороне которых находятся монограммы, состоящие из букв Т и Ф, традиционно раскрывавшаяся большинством исследователей как название города – «Тферь». Обращает на себя внимание присутствие в данной группе денег монет с изображением трехлепесткового цветка, окруженного надписью с именем Великого князя Ивана Васильевича. На лицевой стороне этих монет имеется изображение всадника с саблей; под ногами коня – буква В. Оборотная сторона чеканена тем же штемпелем, что и один из наиболее многочисленных типов московских денег Ивана III с буквами СЛ под ногами коня. Однако сами монеты с буквой В и трехлепестковым цветком не находят себе места в тесной «цепочке штемпельных связей» московских денег (рис. 1).

С другой стороны, они надежно связаны штемпелями лицевой стороны с группой денег с монограммой из букв Т и Ф (рис. 2).

Все это, по мнению автора каталога, свидетельствует в пользу их чеканки в Твери. Очевидно, штемпели с трехлепестковым цветком были переданы на тверской денежный двор из Москвы и использовались здесь в 90-е гг. 15 в. с целью придания однообразия внешнему виду монет, чеканившихся по единой весовой норме на разных денежных дворах (1).

Таким образом, для отнесения монет с монограммой ТФ к тверской чеканке В.В. Зайцевым предлагается:

1. Согласиться с чтением «большинства исследователей» монограммы как «Тферь» (Тверь).

2. Согласиться с передачей лицевого маточника с именем Ивана III на тверской денежный двор.

3. Согласиться с существованием некоего показателя – «тесноты цепочек штемпельных связей», игнорирующего наличие штемпельных связей.

Очевидно, что, если исключить допущения и натяжки, то принадлежность всей группы монет, чеканенной оборотными штемпелями с монограммой ТФ, к тверскому денежному двору определяется только предположением о расшифровке монограммы как название города «Тферь» (Тверь).

Бытование названия «Тферь» на монетах 15 в.

Рассмотрим принципиальную возможность изображения монограммы ТФ (рис. 3) со значением «Тверь» на монетах чеканки конца 90-х годов 15 в.

Для этого обратимся к статье к.и.н., доцента кафедры отечественной истории ТвГУ С.В. Богданова «Название «Тверь» и «Тверца» в письменных источниках», рассматривающей, помимо прочего, изменение написания слова «Тферь» на монетах 15 в. (2).

Можно говорить о привнесении названия «Тверь» из Москвы, тогда как традиционным в письменной традиции было название «Тферь». Это наблюдение подтверждает и обширный нумизматический материал. До конца 1470-х гг. в чеканке медных монет (пул) в Тверском княжестве, на которых указывалось и название города, употреблялся исключительно топоним «Тферь». Уже это само по себе однозначно указывает на точное название города и княжества. Во второй половине 70-х гг. 15 в. (последние годы княжения Михаила Борисовича, 1461–1485) в чеканке тверских пул одновременно с резким уменьшением веса монет появляется новое написание – «Тверь» («Тверское»). При этом монеты, близкие по весу к 1,0 г могут быть датированы временем после 1480 г. (3). Указанные же монеты имеют средний вес 0,8 г, то есть могут быть отнесены к последним годам княжения Михаила Борисовича в Твери – 1480–1485 гг. Именно в это время Тверское княжество стало испытывать сильное влияние Москвы, которая после удачного подчинения Новгорода ведет политику по ликвидации Великого княжества Тверского. Это влияние отразилось и на чеканке монеты, и на написании названия города в документах времени Михаила Борисовича. В чеканке тверских пул, но уже московского времени, утвердилось именование города как «Тверь» (2).

После присоединения Твери к Москве в городе еще несколько лет изготавливались большие пула. Московские наместники князь Иван Иванович и князь Василий Иванович, опираясь на традиции чеканки независимой Твери, выпустили значительное количество медных монет (3). Однако среди них нет монет с названием города. В дальнейшем в Твери выпускаются малоформатные пула по технологии с применением маточника и только с «Тверским написанием» названия города.

В чеканке серебряной монеты в Тверском княжестве «Тверское написание» появляется в середине 15 в. в период княжения Бориса Александровича. Серебряные деньги Михаила Борисовича имеют уже только «Тверское написание» названия города (4); также и на деньгах Ивана Ивановича и Василия Ивановича обнаруживается только «Тверское написание».

Подводя черту, можно сказать, что «Тферское написание» окончательно заменяется «Тверским» на медных монетах в начале 80-х годов 15 в., а на серебряных монетах – еще до 1461 г. При необходимости изображения названия города Тверь в виде монограммы в 1490-х гг. уже должны были использовать буквы Т и В, а не Т и Ф. Монограмма в этом случае должна была иметь вид лигатуры из букв Т и В (рис. 4).

Очевидно, данные факты ставят под сомнение появление монограммы ТФ со значением «Тферь» на серебряных тверских деньгах в конце 90-х годов 15 в.

В таком случае возникает ряд вопросов: прочтение и значение монограммы, город чеканки и место чеканки монет.

Палеографические особенности монограммы

При рассмотрении букв, составляющих монограмму, возникает вопрос, почему присутствует достаточно сильный изгиб общей мачты букв Т и Ф (рис. 3).

Обе эти буквы являются буквами: как русской кириллицы, так и греческого алфавита.

Обратимся вначале к русским кириллическим шрифтам, применявшимся в рассматриваемый период. Полуустав приходит на смену уставу в конце 14 в. и продолжает формирование в 15 в., то есть для русской письменности полуустав в то время – живое явление, этот шрифт используется для ускорения делового письма. Для надписей на парадных предметах церковного и светского обихода (5) продолжают использовать устав и строгий полуустав (рис. 5).

Эти же шрифты применяются и для надписей на монетах. Синхронные деньгам с монограммой ТФ монеты с русскими надписями имеют надписи, выполненные в основном строгим полууставом, буквы не имеют изгибов мачт (рис. 1, 2). Таким образом, если полагать буквы монограммы русскими кириллическими, то необходимо признать, что на монете они выполнены полууставом, переходящим в скоропись. Такая возможность представляется маловероятной.

Теперь рассмотрим возможность того, что монограмма выполнена буквами греческого алфавита. Греческие шрифты это: унциал (с 4 в. до н. э. по 9–10 вв. н. э.), полуунциал (так называемый первоначальный минускул) и минускул (появляется в 9 в.)

Развитие букв греческого унциала представлено на рис. 6.

Как можно заметить, начиная с 8 в. буквы Т и Ф постепенно приобретают изгиб мачты, и в 10 в. этот изгиб становится действительно существенным.

Примером применения двух различных минускульных шрифтов в одном документе является лист «Порфириевского Четвероевангелия» (835 г.), где заголовок написан первоначальным минускулом, а остальной текст – скорописным минускулом (рис. 7) (6).

Как видно, буква «тау» в начертании скорописным минускулом имеет изгиб нижней части мачты вправо, тогда как буквы, начертанные первоначальным минускулом, уже имеют небольшой изгиб мачты влево, как на рассматриваемой монограмме.

В конце 15 в. греческий поздний унциал и первоначальный минускул насчитывают более пяти веков бытования, и современниками должны восприниматься как образцы старинных греческих парадных шрифтов.

С моей точки зрения, использование в рассматриваемой монограмме греческих букв архаичного начертания призвано было подчеркнуть принадлежность монограммы не к городу Твери, а к православному братству Святого Гроба Господня.

Храм Святого Гроба – центральная святыня Христианства. Обслуживающее храм Святогробское братство (монашествующие при Патриархате) является православным хранителем всех святынь на Святой Земле; оно учреждено в 326 г. и объединяет духовных лиц церкви. Во главе братства стоит Иерусалимский патриарх.

Символом Святогробского православного братства (рис. 8) является монограмма из греческих букв ТФ, по началам слов «Тафиту Филокас» – буквально «Гробохранители».

Предпосылки к началу чеканки денег с монограммой ТФ

Завоевание турками в 1453 г. Константинополя и, как следствие этого, падение и исчезновение с карты мира Византийской империи, привело к значительным изменениям в европейской политической и духовной жизни. Главные святыни христианского мира оказались на территории и во власти Османской империи. Замена православного креста на Святой Софии на исламский полумесяц стала символом падения тысячелетней традиции государственной поддержки христианской Церкви. Центральной православной святыней с этого момента становится храм Гроба Господня (7).

В конце своего существования Византия уже не имела возможности поддерживать Иерусалимскую Православную Церковь. Оставшись без поддержки греков, иерусалимский патриарх Иоаким (1431–1450) посылал в Московию своего брата архимандрита Иосифа с просьбой пожертвовать на нужды Святого Гроба Господня (8).

Иерусалим во время падения Константинополя находился под властью египетских мамлюков, являвшихся частью арабского мира. Христианские святыни интересовали их исключительно с точки зрения получения податей с них и с паломников, их посещающих. Об изменениях, произошедших в восприятии Константинополя русскими людьми 15 в., рассказывает в описаниях своих паломнических путешествий Михаил Григорьевич Мисюрь-Мунехин. В 1493 г. он в качестве посла великого князя совершил путешествие в Царьград, Иерусалим и Египет, побывал в Европе, проехал по городам северного побережья Чёрного моря. Цель его путешествия не известна, но А.А. Шахматов (7; 9) предполагает, что Мисюрь-Мунехин мог совершить путешествие с целью раздачи великокняжеской милостыни по православным монастырям.

Разорения и всевозможные притеснения мусульманами заставляли бедствующих иерархов Востока обращаться к единоверной России за помощью. Русские князья и цари щедро давали преемникам апостольских престолов свои богатые жертвы, присоединялись к ним и многочисленные даяния других русских людей. С почетом, как самых дорогих гостей, в Москве принимали восточных святителей и отпускали их с обильными дарами (12).

В 1496 г. у Святогробского Братства, помимо постоянного давления со стороны мамлюков, стало на одну проблему больше: римским Папой был учрежден иерусалимский Орден Святого Гроба Господня. К концу 15 в. латинянам удалось проникнуть в храм Воскресения, разделив его впредь с православными (8). Укрепление позиций католической церкви, несомненно, вызывало необходимость защиты и выливалось в дополнительные финансовые затраты для Святогробского братства.

Приведенные факты указывают, во-первых, на потребность Святогробского братства в средствах; во-вторых, на то, что эта потребность удовлетворялась, помимо всего прочего, за счет средств пожертвованных из Руси.

В 1495 г. митрополитом Московским и всея Руси становится Симон (1495–1511), грек по происхождению. Поставление в митрополиты Симона разительно напоминает поставление патриарха в Константинополе и определенно свидетельствует о тесной политической связи государя и митрополита. «Чин поставления, при котором великий князь вручал поставляемому пастырский жезл, как бы закреплял за великим князем канонические права византийского императора и, прежде всего, права инвеституры» (10; 11).

Известно, что Симон принимал живое участие в делах о прошениях в связи с финансированием иерусалимской и афонской митрополий, а также в выкупе захваченных в плен иностранных православных священников (13). Не исключено, что идея чеканки денег с монограммой Святогробского братства принадлежала именно ему.

 

Гипотезы о месте чеканки денег с монограммой ТФ и причины ее начала

Гипотеза 1. Чеканка монет с монограммой Святогробского братства была призвана упорядочить расходование государственных средств в пользу церкви, регулировалась Иваном III совместно с митрополитом Симоном и производилась на московском государевом денежном дворе с параллельным подключением тверского денежного двора (об этом ниже). Данной гипотезе не противоречит ни одно обстоятельство. Оборотные штемпели с монограммой ТФ находятся в цепочке штемпельных связей с другими типами московских денег.

Гипотеза 2. Существование церковного денежного двора в пределах Москвы, либо при одном из монастырей в московской округе. Чеканка осуществлялась на правах откупа. С объединением княжеств денежная масса сборов московской митрополии в рассматриваемое время должна была содержать достаточно пестрый набор денег, расчет которыми вызывал в дальнейшем определенные трудности. Откупная чеканка приводила денежную казну митрополии к единообразию и давала дополнительный доход от чеканки из немонетного сырья. В этом случае в предположении В.В. Зайцева о передаче штемпелей московского денежного двора на тверской денежный двор необходимо изменить тверской двор на двор откупной чеканки.

 

Завершение чеканки

О времени завершения чеканки монет с монограммой ТФ В.В. Зайцев говорит следующее: «В самом начале правления Василия III в Твери создается новая пара маточников для денежных штемпелей. Инструмент был изготовлен местным мастером, явно не имевшим опыта подобной работы. Надписи выполнены небрежно, плохо читаются. На лицевой стороне новых денег вместо ставшего уже традиционным изображения всадника с саблей помещена четырехстрочная надпись ОСПО/ДАРЯВ/СЕЯРУС/ИВЕЛИ. Продолжение надписи расположено вокруг лигатуры ТФ на оборотной стороне монеты: КНЯЗАВАСИЛЬЯВСЕЯВЕ (кат. № 63). Видимо уже после непродолжительной работы маточник оборотной стороны частично разрушился. После незначительной доработки монограмма из букв Т и Ф была превращена в Т (кат. № 64.) Однако и в этом виде инструмент также использовался недолго» (1).

Мне представляется, что только изготовленные этим маточником монеты принадлежат к тверской чеканке. Четырехстрочная надпись на тверских деньгах с монограммой ТФ появилась не «вместо ставшего уже традиционным изображения всадника», а всего лишь в продолжение традиции исполнения таких надписей (рис. 2, оборотный штемпель № 2). Это предположение свидетельствует в пользу чеканки группы монет с монограммой ТФ и всадником на лицевой стороне в Москве, и позволяет говорить уже не о начале чеканки новым штемпелем в Твери, а скорее о параллельной чеканке монет в Твери и Москве, пусть даже в течение непродолжительного отрезка времени. Хочу отметить, что предложенное разделение штемпелей по городам чеканки смотрится достаточно стройным даже вне рамок гипотезы о значении монограммы ТФ.

По мнению исследователей, основанном на данных анализа кладовых комплексов, чеканка денег с монограммой ТФ прекратилась вскоре после смерти Ивана III. Об обстоятельствах и событиях, повлиявших на чеканку денег с монограммой ТФ в начале правления Василия III, можно построить множество предположений, но при этом объем материала выйдет далеко за рамки этой статьи.

Автор надеется, что в дальнейшем появятся новые документальные или археологические материалы, подтверждающие либо опровергающие выдвинутые гипотезы.

 

Примечания

1. Зайцев В.В. Материалы по русской нумизматике XV века. Киев, 2004.

2. Богданов С.В. Название «Тверь» и «Тверца» в письменных источниках // Вестник Тверского государственного университета. Сер. «История». Вып. 4. 2007.

3. Гайдуков П.Г. Медные русские монеты конца XIV – XVI вв. М., 1993.

4. Орешников А.В. Русские монеты до 1547 г. М., 1996.

5. Николаева Т.В., Произведения русского прикладного искусства с надписями XV – первой четверти XVI в. / САИ. Вып. Е1–49. М., 1971. Табл. 81.

6. Гранстрем Е.Э., Современное состояние византийской палеографии // Археографический ежегодник. М., 1961; К вопросу о византийском минускуле // Византийский временник. Вып. 13. М., 1958.

7. Житенёв С.Ю. Русское православное паломничество в Иерусалим в X–XVI вв. Доклад на Международной научно-общественной конференции «Иерусалим в русской духовной традиции». 2005 г. – http://palomnic.org/heritages/history/first/gitenev/.

8. Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской церкви. Т. 3. Отд. 2. М., 1994–1996; Гоцкалюк Д. Пространная история иерусалимской церкви архиепископа Афинского Хризостома. Период II. Ч. 3 (1291–1517). Состояние Иерусалимской Церкви в начале XIV века. – http://palomnic.org/history/ort/tserkov/xriz/i/6/.

9. Шахматов Алексей Александрович (1864–1920) – известный русский филолог и историк, основоположник исторического изучения русского языка, древнерусского летописания и литературы.

10. Успенский Б.А. Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва – Третий Рим» // Этюды о русской истории. СПб., 2002.

11. Инвеститура (позднелат. investitura, от лат. investio – облачаю, облекаю), в средние века в Западной Европе юридический акт передачи земельного феода (лена), должности, сана (БСЭ).

12. Никодим (Ротов), архимандрит. Учреждение русской духовной миссии в Иерусалиме и первые годы ее существования – http://palomnic.org/rdm/ak/.

13. Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской церкви. Книга 3. История Русской Церкви в период постепенного перехода ее к самостоятельности (1240–1589). Отношение Русской церкви к другим церквам. Издательство:  М., Директ-Медиа, 2008.

 

Подписи к рисункам

Рис. 1. Таблица штемпельных связей денег Ивана III. Московский денежный двор

Рис. 2. Таблица штемпельных связей денег Ивана III и Василия III. Тверской денежный двор

Рис. 3. Лигатура из букв ТФ на тверской монете

Рис. 4. Лигатура из букв ТВ

Рис. 5. Начертание буквы Т на парадных предметах (по Т.В. Николаевой)

Рис. 6. Таблица развития греческих букв до появления греческого устава: 1. Розетский камень, 196 г. до н. э.; 2. Вероятно, самый старый Новый Завет, написанный на папирусе, 2 в. н. э.; 3. Codex Sinaiticus, 4 в.; 4. Codex Vaticanus, 4 в.; 5. Codex Alexandrinus, 5 в.; 6. Codex Bezae, 5 или 6 в.; 7. Codex Petropolitanus (N/022), 6 в.; 8. Codex Regius (L/019), 8 в.; 9. Codex Basiliensis (E/07), 8 в.; 10. Koridethi Codex (Q/038); 9 в.; 11. Codex S (028), 949 г., «Славянский стиль», одна из последних рукописей, написанных греческим унциалом

Рис. 7. Порфириевское Четвероевангелие, 835 г. (собрание ГПБ)

Рис. 8. А) Вышивка на завесе у спуска в пещеру Рождества Храма Гроба Господня; Б) Флаг Иерусалимского Патриархата